Секс-туризм. Надоела любовь. Хочется простого грязного секса.

Вокзал. Наблюдаю трогательную сцену прощания соседки по купе. Поезд набирает ход. Сочувственно спрашиваю у барышни:

-         Надолго уезжаете от мужа?

-         Я к нему надолго возвращаюсь, - всхлипывает она.

До меня доходит. Видимо, была в отпуске. Такие романы у влюбчивых, но обделенных вниманием женщин не редкость. Ради обманчивого как мираж любовного приключения русская натура с середины 70-х годов отчаянно рвется на курорты Черного моря, а с середины 90-х в Турцию, Египет, Грецию, Болгарию и Тунис. Секс-туризм эконом класса уже перестал быть экзотикой для нашей некогда пуританской жизни. Нынче всем интересно, какой он в действительности у нашей бизнес богемы, не обремененной ни ханжеством, ни предрассудками. О горнолыжных приключениях наших бизнесменов во французском Куршавеле сегодня знают все. Теперь известно, что мужики на курорт ездят с бабами. От этой новости всё европейское общество было шокировано. А так как там было более трех наших русских мужиков, то французам для их обезвреживания пришлось посылать спецназ.

Наши соотечественники на благодарность особо и не рассчитывали. Куршавелю – бойкот. Деньги потратим на Мадагаскаре, Филиппинах, Кубе и Шри-Ланке. А как же быть бизнесвумен? Оказывается, им тоже не на что жаловаться. Турагенства предлагают сегодня вместо устаревших секс-туров новый продукт «секс-приключение». Можно самому смоделировать весть тур: например, такой сценарий: понедельник – романтическое знакомство и, не менее романтичная, ночь на пляже, вторник – ночное рандеву с тремя аборигенами, среда – посещение мужского племени аборигенов, четверг – нападение незнакомцев в душе, пятница – весь день выяснение отношений с грубыми полицейскими и ночь, проведенная в камере с сексуальным маньяком.

У наших родителей с антуражем, конечно, было совсем по-другому – скромнее... Она любит лето. Он – поиздержался. Без особой надежды на успех пытается объяснить ей, что лето – это не когда тепло, а когда есть деньги. Но, женщина не слушает и в сердцах бросает своему инженеру: «Детей настрогал, теперь сиди дома – шлифуй», и едет на курорт. Туда, где полно загорелых туристов и даже встречаются иностранцы, которых советские дамы обязательно представляют себе в образе мачо. Они не знают толком кто такие эти мачо, но знают точно, что про мачо говорят в зарубежном кино, «поболтал с ней десять минут, и она уже готова нянчить его детей».

Поезд. Курорт. Пляж. Уставшая от тупой монотонности, женщина, предусмотрительно стянув с пальца обручальное кольцо, беспечно флиртует. Она преображается. Наконец, подворачивается удобный случай, но в номер неожиданно вваливается совсем не радостный глава семьи. Он с большим трудом пристроил детей и истратил последнюю заначку на билет в надежде скрасить курортное одиночество супруги. Надо сказать, что в те далекие времена киллеров еще не было. Все приходилось делать самому. Глава семьи уже давно не мачо. Возможно, он даже никогда им не был. Навыкам рукопашного боя его тоже не обучали, что его совершенно не останавливает. В свалке глава семьи ударяет рабочий орган. Голову. И вот он уже забинтованный лежит и охает на коленях почти прощенной жены и они вместе вспоминают эту историю всю оставшуюся жизнь. В отсутствии детей, конечно…

Сегодня всё иначе. Я как-то соседку в знак благодарности поцеловал в щечку. Без удовольствия совсем. Но, жена подумала, что удовольствие было. Скандал. Суд. Развод. Знающие люди говорят, что развод – это разводка мужа на деньги. Короче, всё пополам. А ведь какая раньше была любовь! Она так кричала, что соседи потом на балкон выходили курить… Теперь путешествуем врозь. Но, что интересно, пользуемся услугами одного и того же секс-тур-агентства. Причем, экс-супруга использует любую возможность, чтобы хоть как-то уколоть мое самолюбие. Так, например, вчера позвонили из агентства и попросили завести сто долларов. Мне любезно сообщили, что моя бывшая отправилась в месячный секс-тур по странам юго-восточной Азии и убедила агента, что я на неделе завезу им недостающие деньги. Женщины есть женщины.

Я предпочитаю отпуск планировать заранее и, еще, будучи семьянином, полюбил отдыхать в мае. Проблема в том, что в нашем офисе я не один такой. А хуже всего то, что шеф тоже майский любитель. Однако, он знает о моем недавнем разводе и мужская солидарность берет верх – я отпущен в деревню лечить душевную рану. Получив согласие начальства, подруливаю к знакомому турагенству. С порога бросаю продавцу любовных грёз сто баксов и заявляю, что мне тоже нужен двухнедельный тур в Азию. Тот веером разбрасывает на столе фотографии интересных, по его мнению, предложений. Пока я перебираю снимки, он с готовностью сообщает, что весной женщины в Таиланде особенно доступны и указывает на качественный товар, проверенный до меня не одной сотней туристов. Плотоядно улыбаясь, работник туризма выжидающе заглядывает мне в глаза. Заметив, что предпочтения у нас совершенно точно не совпадают, он вежливым, как у тайской массажистки голосом просит подсказку, и я с готовностью показываю фотографию бывшей жены, которую зачем-то таскаю в бумажнике. Поясняю, что в жизни она вовсе не кажется толстухой, страдающей нарушением обмена веществ, и что ее нельзя отнести к мужеподобным созданиям, защищающим честь своей страны в толкании ядра. Агент понимающе кивает, но поясняет, что в Таиланде девушки более миниатюрные. Вердикт суров – попутчицу будем искать в Москве. Получив заверения, что всё будет в лучшем виде, отправляюсь домой паковать чемодан.

Самолет. Пальмы. Отель. Официант с нескрываемым удовольствием пополняет содержимое бара в нашем номере. Моя попутчица уже неделю пьет как лошадь. Долгожданного пробуждения и от того не менее долгожданной интимной близости ждать не приходится. По возвращении надо будет заехать в туркомпанию и набить морду агенту. Одиноко таскаю кости от отеля к пляжу и обратно. И вдруг – удача. Напротив меня в баре садится аппетитная брюнетка смуглой наружности. Непринужденно завожу разговор.

-Это вы вчера в ресторане в лифчике и трусиках танцевали?

-Это ты, парень, рано ушел.

Оказалось, девушка танцует стриптиз, что само по себе существенно экономит мое отпускное время. Я признаюсь ей в любви и тут же получаю на очаровательном английском приглашение «зайти вечерком». После чего мы плавно перемещаемся в ее номер. 

Позже в постели слышу слова, окрашенные каким-то особенным, интимным звучанием:

- Скажи, милый, а сколько ты зарабатываешь?

- У тебя, дорогая, слишком коммерческий взгляд на жизнь, - отвечаю я. До такой степени коммерческий, что, когда я говорю «любовь», ты подразумеваешь «деньги».

            Неожиданно в дверь врываются полицейские и, несколько раз коснувшись моего лица кованными ботинками, невежливо кладут меня побитым фейсом вниз. Поднимается страшный шум. Сбегаются постояльцы. Всем ужасно любопытно. Мне, признаться, тоже любопытно, за какие такие преступления меня в наручниках доставляют в местное отделение полиции.

            Фотографии. Отпечатки пальцев. Допрос. Мне предлагают написать добровольное признание в очень тяжком преступлении. Чтобы меня убедить тайские полицейские азартно пинают мой живот. Я шокирован такой наглостью и от боли перестаю соображать.

Наконец, они объявляют мизерную для них и абсолютно нереальную для меня сумму. Поскольку я шокирован и продолжаю отрицательно мотать головой, мои тюремщики используют своё главное оружие. В комнату входит моя новая знакомая и небрежно закидывает ногу на ногу. Приосанившись, чтобы все сидящие за столом могли по достоинству оценить ее бюст, она поворачивается ко мне. Из вежливости начинаю разговор первым.

-Вы сегодня носите чужую грудь или свою донашиваете?

Красотка не обращает внимания на моё приветствие и сразу переходит к делу.

-Насилие над женщиной является ужасным преступлением, которое в нашей стране карается смертью. Но сначала тебе, в соответствии с традицией, отрежут яйца тупым каменным ножом.

Вызванный упорством паралич мозга тут же проходит.

-Ты запятнал мое достоинство! Попрана моя честь! – гневно продолжает эта наглая тайская морда на своём жутком английском.

Раз в ход пошли такие громкие слова, значит, цена всё же будет изрядная. Дети и те знают, что честь и достоинство дешево не продаются. Начинаю торговаться. Через час мы сошлись, что меньше, чем за тысячу долларов поруганную честь не восстановить. Фишка в том, что у меня всего девятьсот. У меня забирают все документы, обратный билет и отправляют до полуночи искать недостающие деньги. Что со мной сделают, если не найду денег, я уже знаю, и это не добавляет мне положительных эмоций.

В раздумьях бреду по пыльным улицам. Прикидываю варианты. Я, конечно, могу махнуть в город, найти консульство и поведать о своих приключениях соотечественникам. Но, эта история как пить дать дойдет до коллег по работе, и, что еще хуже, до моего босса. Мужики наши еще долго будут ухахатываться.

Начинает темнеть. Вдруг, вижу за столиком в кафе знакомый профиль своей бывшей жены, которая увлеченно о чем-то болтает с кавалером азиатской наружности. Ну, наконец-то, думаю, мне повезло. Времени на любезности уже не осталось, и я начинаю с главного:

-Ты когда долг отдашь?

-Ну, ты чмо-о-о! Из-за ста баксов в Таиланд припёрся.

Азиат переводит недоуменный взгляд с меня на нее. Соображает, как поступить. Мы препирались до полуночи пока бармен не вызвал полицию. Послышалась сирена. Подъехали подозрительно знакомые рожи. Кажется, сегодня я их уже видел в участке. Как-то незаметно исчез ее кавалер. В суматохе не заметили, как исчезли ее сумочка с деньгами и моей единственной надеждой.

            Я снова в той же душной комнате. Мне улыбается тот же офицер. Зря, ты, говорит, пошел на ограбление иностранной туристки. Теперь меньше, чем за три тысячи долларов, мы тебя не отпустим. Я, ему говорю, что это моя бывшая жена. А он отвечает, мол, это для тебя она бывшая жена, а для полиции – иностранная туристка. Короче, попал.   

Допрос по-азиатски закончен. Меня заводят в помещение, которое, видимо, служит камерой предварительного заключения. Вместо двери – толстые прутья крест-накрест. В клетку напротив меня заводят мою бывшую. Она в слезах. На мой немой вопрос, она сообщает, что ее обвиняют в проституции и требуют тысячу долларов. Я, со знанием дела, замечаю, что объявленная ей такса вполне вписывается в диапазон наказаний за сексуальные правонарушения.

Сидим почти неделю. Раз в день кормят и выводят гулять во внутренний двор. Антисанитария жуткая. Бывшая жена исчерпала весь свой словарный запас, описывая свои муки и мою подлость. Отпуск подходит к концу. Секс-тур явно не удался.

            Спасение приходит, откуда не ждали. В полицию является моя проспавшаяся попутчица и вносит требуемый, назовем это, штраф. Мне без промедления выдают документы, и мы сломя голову несемся в отель собирать вещи. Бегаю по всем номерам – ищу соотечественников. За три часа до самолета, наконец, набрал тысячу долларов. Еду выкупать бывшую жену. Сжалившись, но на всякий случай, взяв с нее слово, что она больше никогда не будет давать мой телефон всем, кому она должна денег, я оплачиваю штраф. Счастливым образом ей вручают «вчера подкинутые в полицию» документы и обратный билет.

Аэропорт. В самолете моя соседка снова накушалась водки и спит. Если бы не она, я бы сгнил в тайской тюрьме. Агент настоящий профессионал – подобрал для вояжа очень надежную партнершу. Моя экс-супруга тоже летит этим рейсом. Сидит где-то в хвосте. Ко мне не подходит. Наверное, обиделась.

 Обсудить на форуме

     
Реклама  

ГОСТ. Грунты. Метод лабораторного определения физических характеристик
Соревнования по тхэквондо
Одежда теннисная для девочек. Платья, шорты, футболки
Водопонижение
Проектирование водопонижения